Д. Быков. Июнь



О чем роман Дмитрия Быкова «Июнь»? Вот в чем вопрос. Но не главный. Куда интереснее другое: зачем он написан, что автор хотел сказать? А то, что он именно хотел что-то сказать – факт. Можно по-разному относиться к Д.Л. Быкову, но пустой его голову не назовешь. В ней есть мысли, рвущиеся наружу. И часть из них, конечно, присутствует на страницах романа «Июнь».
Если ничего не знать об авторе, можно сидеть до самого конца и недоумевать, задаваясь вопросами: что это, к чему, чем кончится? Роман выстроен из трех не связанных друг с другом историй. Первая самая большая, вторая сильно поменьше, третья совсем крошечная. И каждая история зависает на одной и той же дате: 22 июня 1941 года.
Для определенности рассмотрим первую. Речь тут идет о парне, учащемся литературного института, которого по бытовухе отчисляют в октябре 1940 года. С чем придется иметь дело на протяжении пары сотен страниц? Этот парень, студент, сын московского врача, высокомерная скотина, считающая себя выше всех прочих соучеников и подавляющего большинства учителей. О прочем быдле с улиц и упоминать не стоит. Шляется по улицам, ухлестывает за девками, имеет с ними дело в самых неожиданных местах. Причем, что важно отметить, роман буквально набит сценами секса. Со всеми, пусть и несколько завуалированными подробностями на тему вставил, успел или не успел вынуть и так далее.
Попробуем подумать, зачем это всё автору? Он может попытаться заявить: если жизнь такова, то нечего ее прятать от читателя, нечего предаваться стыдливому ханжеству. То есть он что, за реализм? Допустим. Но почему тогда он не взял себе за труд создать реалистичных же персонажей. Тут ведь что ни тип, то «не верю». Все типажи либо вообще нереалистичные, либо откровенно наши современники. Ничего от тридцатых-сороковых в них не ощущается. Автору они нужны не для реализма, не для того, чтобы рассказать какую-то историю. Они нужны лишь как фон для высказывания своих мыслей.
Ну а зачем тогда вся эта блудливая откровенность сцен? Да исключительно для эпатажа, для провокации, для того, чтобы бросить в возмущающуюся публику «фу, ханжи» или даже «тупое быдло». Автор высокомерен так же как и его герой. Он не старается быть понятным, он предается высокой интеллектуальной игре в цитаты и аллюзии. Я, конечно, быдло, но в принципе начитанное, так и то не уверен, что сумел опознать хотя бы половину литературных намеков автора.
Боюсь, что захожу в своих размышлениях о романе «Июнь» совсем далеко, но продолжу развивать мысль. Автор пишет не столько про сороковой год, сколько про себя. Да. Его герой просто таки олицетворяет (подчеркнем: по мнению, приписываемому мною автору) изгоняемую из сталинского СССР интеллигентность, интеллектуальность, вытесняется понаехавшими бездуховными бездарями. Нет ли тут более чем сильного намека на современную автору Россию? Особенно если учесть, что от реальной атмосферы тридцатых годов в романе нет и следа.
Основная же мысль автора врывается в роман коряво, настежь расхлебянивая дверь и никак не привязываясь к сюжетным линиям. Она проста как банановая шкурка: Сталин и Гитлер – одно и то же, две родственные стороны одной монетки, два равно отвратительных хищника, готовых вцепиться друг в друга как раз в тот момент, когда сожрали вокруг себя всё прочее.
Симпатизирующие этой позиции смело берут в руки роман и восхищаются Д.Л. Быковым. Ибо как ни крути, а писать он умеет ярко, талантливо, ловко играя словами и фразами, отыскивая запоминающиеся сравнения. Относящиеся негативно проходят мимо, даже не пытаясь вступить в спор. Спорить тут совершенно не с чем. Это же просто фантазия, в которой нет рациональной составляющей. Нельзя же спорить с фантазиями. Они эфемерны и лишены тела из фактов. Это просто символ веры автора. Его следует просто принять к сведению и учитывать при суждении о конкретном человеке.
Еще дальше заходит некая псевдофилософия. В каждой истории персонажи обязательно сваливаются к одной и той же мысли: земля переполнилась паскудством, творимым советским быдлом, и просто ждет как бы отмыться от него кровью большой войны. С большим нетерпением войны как избавления ждут все. И так далее, и прочее. Ну. Это даже обсуждать нет желания. Довольно часто бывает так, что под видом умной мысли скрывается полнейший вздор или что еще похуже. На мой вкус, тут тот самый случай.
Еще один довод в пользу того, что книга не о людях 1940 года, а о самом авторе. До сей поры я имел слабое представление о Д.Л. Быкове. Теперь, как мне кажется, знаю его чуть лучше.

5 из 10