О. Ермаков. Радуга и Вереск



«А ведь могло получиться!» - основная мысль, засевшая в голове после прочтения романа Олега Ермакова «Радуга и Вереск». Могло получиться и умно, и увлекательно, и оригинально. Но вышло, наверное, так, как задумывал автор. Правда, я так и не понял, что же именно он задумал.
Сначала о том, что могло бы получиться и на что были надежды почти до конца. Действие романа разворачивается параллельно в двух временах, нелинейных относительно друг друга. Первая часть: приезд в Смоленск столичного свадебного фотографа Павла Косточкина (дурацкая фамилия, кстати), знакомство с городом, с его немного странными жителями, глубокомысленные беседы за рюмкой чая, встреча с девушкой, возникающее чувство и бесконечные прогулки вокруг смоленского кремля. И всё это где-то в течение недели.
Кремль же является мостиком во вторую историю, в XVII век. В отвоеванный 20 лет назад у русских Смоленск прибывает на службу молодой шляхтич Николаус Вржосек (видимо, переводится как «вереск»). Тянет лямку скучной гарнизонной жизни, волочится за местной девкой Вясёлкой («радуга»), порой кутит с другими панами. В 1632 году под Смоленск подступает русская армия воеводы Шеина. И тут начинаются военные приключения Вржосека. С боями, пленением, ранениями, штурмами, обвинением в трусости или шпионаже, с дуэлями. А на горизонте нет-нет да и помаячит Вясёлка. Да тут еще в руки Вржосека попадает редчайшая книга, ставшая впоследствии известна как радзивилловская летопись. Всё это в течение года-полутора.
И автор потихоньку начинает смыкать обе истории. То идут мутноватые намеки на портал в одной их башен кремля, то на связь через икону Одигитрии, то через поломанный фотоаппарат Косточкина. И читатель ждет, где же, как же именно сомкнутся две истории. А они и не думают смыкаться. Концовки обеих историй обескураживающе мутны и совершенно неинтересны. Остается ощущение обманутости и даже даром потраченного времени. И исторический роман кончается по большому счету ничем, и современная история в конце вызывает удивление: ну и зачем она тут?
А ведь как всё было хорошо! Особенно линия Вржосека. Автор показал, как он может. И в описании событий, в передаче или создании атмосферы XVII века, в сочетании западнорусской, польской и белорусской говорок. Задайся он целью просто написать исторический роман, вышло бы очень крепкое, способное посоревноваться с лучшими представителями жанра сочинение. Но он тут о чем-то своем. Так мною и непонятом. Так и хочется воскликнуть: ну проще же надо быть, граждане писатели, и люди к вам потянутся.

6 из 10