П. Валё. Гибель 31-го отдела



Чаще всего главная проблема у тех, кому не понравился роман Пера Валё «Гибель 31-го отдела», связана не с самим романом, а с затруднениями книготорговцев, неверно классифицирующих книгу. То отнесут ее к научной фантастике, то к детективу. А роман-то не является ни тем, ни другим. Вот люди и натыкаются совсем не та, что искали.
В детективную обертку завернута не фантастика и даже не совсем антиутопия, но просто размышления автора о будущем средств массовой информации в современном обществе. И при прочтении надо учесть, что общество, современное Перу Валё, относится к 1960-м годам. И да, жил он в псевдо-социально ориентированной Швеции с сильным капиталистическим душком. И шестидесятые годы вообще были временем кипения молодых и новых страстей не только в СССР, но во всём мире.
А теперь вопрос: почему нам могут быть интересны размышления некоего шведа, жившего полсотни лет назад?
Ответ: нам его размышления должны быть куда интереснее, чем современникам по той простой причине, что многое из высказанного в романе окружает нас сегодня. Конечно, с определенными оговорками, поправками и дополнениями. Впрочем, суть от них не страдает.
Немного о сюжете. Дело происходит в некое усредненное время в некоей усредненной стране. Хотя в ней явно просматриваются черты капитализма. Инспектор Йенсен (единственный имеющий имя персонаж) послан начальством разобраться в истории с угрозой взорвать здание мега-корпорации, выпускающей в этой стране едва ли не 99% печатной продукции.
Завязка с угрозой призвана возбудить читательский интерес. Дальнейшее формально является расследованием, по факту не будучи таковым. Всё сводится к перемещениям Йенсена между подозреваемыми, бывшими сотрудниками корпорации и к длительным их монологам. В монологах и излагается картина будущего СМИ. Будущего для автора, настоящего для нас.
Четвертая власть диктует обществу не только правила поведения, она создает для него реальность. Единственно правильную. Желательно благостную. Поменьше настоящих треволнений, побольше удовольствия. Ни в коем случае не упоминаем, что в обществе не всё благополучно, что растет алкоголизм, что увеличивается количество самоубийств. Людям этого незачем знать. Они будут знать только то, что им поднесут контролируемые и единственные на всю страну СМИ. Никакой вольной альтернативы, никаких споров и размышлений, только веселящая картинка. У нас всё хорошо, а если где и плохо, то точно не у нас, а например в соседних странах.
Последние островки самостоятельных и независимо мыслящих, судящих СМИ аккуратно, законно, без шума и пыли подминаются корпорацией. Ничего личного, только бизнес. Никакого политического давления, только деньги. Последние журналисты (люди, по праву и заслугам носящие это звание) либо спиваются, либо кончают с собой, либо загоняются в определенную резервацию — в 31-й отдел, полностью контролируемый корпорацией.
Ну и? Заменим в романе печатные СМИ на телевидение и порадуемся за Пера Валё, не дожившего до сего дня. Где у нас сегодня на ТВ журналисты? Одни только клоуны или придворные летописцы. Интернет всё еще трудно обуздать, но определенные успехи есть и в этом направлении. Когда-нибудь и здешнюю видимую свободу убьют как тот самый 31-й отдел Пера Валё.

7 из 10
Tags: